мной больше, чем перед кем-либо раньше, она сохранит этот опыт вместе со способностью делать это и впредь. Чтобы доказать свою правоту, я попытался привести в пример самого себя.

   То же самое со мной, Бетти. Мне будет не хватать наших встреч. Но общение с Вами изменило меня...

   Она плакала, опустив глаза, но при этих словах замолчала и с интересом посмотрела на меня.

   И, хотя мы больше не встретимся, это изменение сохранится во мне.

   Какое изменение?

   Ну, как я уже упоминал, у меня не было большого опыта с э-э-э... с проблемой полноты... Я заметил, что в глазах Бетти мелькнуло разочарование, и отругал себя за такие безличные слова.

   Ну, я имел в виду, что раньше никогда не работал с полными пациентами, и я стал лучше понимать проблемы... По выражению лица Бетти я понял, что ее разочарование усилилось. Я имею в виду, что мое отношение к полноте сильно изменилось. Когда мы с Вами впервые встретились, я чувствовал себя с полными людьми неловко...

   Бетти со своей обычной бесцеремонностью перебила меня:

   Ха-ха-ха! "Чувствовал себя неловко" это мягко сказано. Вы знаете, что первые шесть месяцев Вы почти не смотрели на меня? А за все полтора года Вы ни разу ни одного раза! не дотронулись до меня, даже руки не пожали!

   У меня ёкнуло сердце. Боже мой, она права! Я действительно ни разу не дотронулся до нее. Я просто этого не замечал. И подозреваю, что действительно не слишком часто смотрел на нее. Я не ожидал, что она это заметит!

   Я осекся.

   Знаете, психиатры обычно не дотрагиваются до своих...

   Позвольте мне перебить Вас до того, как Вы наговорите еще больше неправды и у Вас вырастет нос, как у Пиноккио. Казалось, мое замешательство забавляет Бетти. Я Вам намекну. Помните, я была в той же группе, что и Карлос, и мы часто болтали о Вас после сеанса.

   О-хо-хо, теперь я убедился, что меня загнали в угол. Я не предусмотрел этого. Карлос, страдавший неизлечимым раком, был так одинок, его все избегали, и я решил поддержать его, изменив своей привычке не дотрагиваться до пациентов. Я пожимал ему руку в начале и в конце каждого сеанса и обычно, когда он покидал мой кабинет, клал ему руку на плечо. Однажды, когда ему сообщили, что болезнь распространилась на мозг, он зарыдал, и я обнял его.

   Я не знал, что сказать. Я не мог объяснить Бетти, что случай Карлоса был особым, что он больше других в этом нуждался. Бог свидетель: она тоже в этом нуждалась. Я почувствовал, что краснею. Мне оставалось только сдаться.

   Да, Вы нащупали одно из моих слабых мест! Это правда или, точнее, было правдой, что когда мы начали встречаться, Ваше тело было мне неприятно.

   Знаю, знаю. Оно не было слишком стройным.

   Скажите, Бетти, зная это видя, что я не смотрю на Вас или чувствую себя неуютно с Вами, почему Вы остались? Почему Вы не бросили ходить ко мне и не нашли кого-нибудь другого? Вокруг полно терапевтов. (Я не придумал ничего лучше, чем задать этот вопрос, чтобы скрыть свою неловкость.)

   Ну, я могу назвать по крайней мере две причины. Во-первых, вспомните, что я привыкла к этому. Я как бы и не ожидала ничего другого. Все так относятся ко мне. Люди ненавидят мой внешний вид. Никто никогда не дотрагивается до меня. Поэтому я была удивлена помните? когда мой парикмахер сделал мне массаж головы. И, хотя Вы на меня и не смотрели, Вы, по крайней мере, интересовались тем, что я говорила, вернее, Вы интересовались тем, что я могла бы сказать, если бы перестала Вас развлекать. Это в самом деле помогло мне. К тому же Вы не засыпали. Это был прогресс по сравнению с доктором Фабером.

   Вы сказали, было две причины.

   Вторая причина в том, что я могла понять Ваши чувства. Мы с Вами очень похожи по крайней мере, в одном отношении. Помните, как Вы советовали мне вступить в Анонимные Обжоры? Познакомиться с другими полными людьми, найти друзей, ходить на свидания?

   Да, я помню. Вы ответили, что ненавидите группы.

   Да, это правда. Я действительно ненавижу группы. Но это не вся правда. Настоящая причина в том, что я не выношу толстых. Меня от них тошнит. Я не хочу, чтобы меня видели среди них. Как же я могу осуждать Вас за подобные чувства?

   Когда часы показали, что мы должны заканчивать, мы сидели, как громом пораженные. Наши признания потрясли меня, и мне тяжело было прощаться. Мне не хотелось расставаться с Бетти. Я хотел продолжать беседовать с ней, продолжать узнавать ее.

   Она собралась уходить, и я протянул ей руку обе руки.

   О нет, нет! Я хочу, чтобы Вы меня обняли! Только так Вы можете заслужить прощение!

   Когда мы обнялись, я с удивлением обнаружил, что мне удалось обхватить ее руками.

 


4. "НЕ ТОТ РЕБЕНОК"

  

  

   Несколько лет назад, во время подготовки исследовательского проекта по изучению утраты, я поместил маленькую заметку в местной газете, которая заканчивалась следующим объявлением:

    "На первом, предварительном этапе исследования доктор Ялом хотел бы побеседовать с людьми, которым не удалось справиться со своим горем. Прошу добровольцев, готовых дать интервью, позвонить по тел. 555-63-52".


<<Назад Начало Вперёд>>