нельзя сделать безоговорочный вывод об удовлетворении в том случае, если больной сообщает, что засыпает сразу же после акта.

Если мы еще раз посмотрим на две фазы полового акта, то окажется, что первая характеризуется преимущественно сенсорным, вторая преимущественно моторным переживанием удовольствия.

Непроизвольная биогенетическая конвульсия всего организма и полный спад возбуждения являются важнейшими признаками оргастической потенции. Существуют частичные разрядки напряжения, подобные оргазму. До сих пор их принимали за разрядку как таковую. Как учит клинический опыт, люди потеряли вследствие общего сексуального угнетения способность к непроизвольному в вегетативном смысле самоотречению. Под «оргастической потенцией» я понимаю как раз эту последнюю часть возбудимости и снятия напряжения, остававшуюся до сих пор неизвестной. Оргастическая потенция формирует первичную и основную биологическую функцию, общую у человека со всем живым. Все естественные ощущения выводятся из этой функции или стремления к ней.

Ход возбуждения женщины ничем не отличается от того, который свойствен мужчине.

И у мужчин, и у женщин оргазм оказывается сильнее при совпадении кульминаций генитального возбуждения. Это очень часто встречается у людей, которые могут сконцентрировать нежность и чувственность на одном партнере, находя соответствующий отклик, и является правилом, если любовные отношения не нарушены ни внутренне, ни внешне. В таких случаях, по меньшей мере, полностью отсутствует сознательная фантазия. «Я» охватывают приятные ощущения, на которые оно полностью сориентировано. Способность настроиться на оргастическое переживание всей аффективной личностью, несмотря на некоторые противоречия, представляет собой еще одно свойство оргастической потенции.

Вопрос о том, успокаивается ли и неосознанная фантазия, не поддается простому решению. Определенные признаки свидетельствуют об этом. Фантазии, которые лишены возможности стать осознанными, могут только мешать. Среди фантазий, сопровождающих половой акт, надо отличать такие, которые совпадают с сексуальным переживанием, от противоречащих ему. Если партнер был в состоянии по меньшей мере на миг привлечь к себе весь сексуальный интерес, то неосознанная фантазия оказывается излишней, так как она по сути своей противоречит реальному переживанию ведь фантазируют только о том, чем нельзя обладать в действительности. Существует действительное перенесение представления с объекта фантазии на партнера. Последний может заменить объект фантазии, в основных чертах совпадая с ним.

Если же, напротив, перенесение сексуального интереса происходит, несмотря на то, что партнер не совпадает в своих основных свойствах с вымышленным образом, а только из-за невротического поиска изначального объекта без внутренней способности к действительному перенесению, то никакая иллюзия не сможет заглушить тихого чувства нереальности в отношениях. Там нет разочарования после акта, здесь оно неизбежно; здесь, как мы можем предположить, фантазия во время акта не успокоилась, а, напротив, послужила сохранению иллюзии, там потерян интерес к первоначальному объекту и, следовательно, присущая ему способность к формированию фантазии, так как этот объект заново возник в партнере. При действительном перенесении исчезает переоценка сексуального партнера, свойства, не соответствующие образу первоначального объекта, оцениваются правильно и вызывают терпимое отношение к себе. При ненастоящем перенесении идеализация чрезмерна и преобладают иллюзии, отрицательные свойства не принимаются и фантазия не может прекратиться, иначе иллюзии будут утрачены.

Чем напряженнее должна работать фантазия, уподобляющая партнера идеалу, тем больше интенсивности и сексуально-экономической ценности теряет сексуальное наслаждение. Насколько разногласия, как правило сопровождающие любые длительные отношения между людьми, снижают интенсивность сексуального переживания и происходит ли это вообще всецело зависит от характера таких разногласий. Снижение тем вероятнее превратится в болезненное нарушение, чем сильнее фиксация на первоначальном объекте и неспособность к действительному перенесению и чем больше, далее, затрата энергии, необходимой, чтобы преодолеть неприятие партнера.

4. ЗАСТОЙНАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ  ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ НЕВРОЗА

Работая в амбулатории, с 1920 г., когда начались первые клинические наблюдения, я тщательно собирал и фиксировал все случаи генитальных нарушений. На протяжении примерно двух лет в моем распоряжении оказалось достаточно материала, чтобы сделать вывод: нарушение гениталъности не является, как полагали до сих пор, лишь одним из симптомов невроза среди других, это важнейший симптом. Постепенно накапливались аргументы, свидетельствовавшие о том, что душевное заболевание не является только следствием сексуального нарушения в соответствии с широко толкуемыми представлениями Фрейда о сексуальности. Его следует воспринимать еще более однозначно, то есть как следствие нарушения генитальной функции, как оргастическую импотенцию в строгом смысле этого понятия.

Если бы я снова свел сексуальность только к генитальной сфере, то впал бы в старое ошибочное дофрейдовское представление о сексуальности, в соответствии с которым сексуальным является только генитальное. Расширив понятие генитальной функции с помощью понятия оргастической потенции и дав ему энергетическое толкование, я тем самым расширил психоаналитическую теорию сексуальности и либидо в верном направлении. Мои базовые предположения заключались в следующем:

1. Если в любом душевном страдании имеется в качестве ядра застойное сексуальное возбуждение, то заболевание может обусловливаться только нарушением способности к оргастическому удовлетворению. Тем самым импотенция и фригидность представляют собой ключ к пониманию экономики неврозов.

2.   Источник энергии невроза создается различием между накоплением и тратой сексуальной энергии.

Невротическое состояние отличается от здорового постоянным наличием неудовлетворенного полового возбуждения. Это касается не только застойных неврозов (актуальных неврозов Фрейда), но и всех душевных заболеваний с формированием


<<Назад Начало Вперёд>>