означает "с опухшими ногами").

     В следующей сцене бездетная царская чета Полиб и Меропа в Коринфе берут

у пастуха на  воспитание найденного им  ребенка. Позднее подростка  осеняет:

"Ты не сын этой матери и этого отца". Он  не  может в это  поверитьи  его

охватывает  панический страх, когда дельфийский  оракул  предсказы-вает ему,

что он  убьет своего отца и  овладеет матерьюОн  покидает своих  приемных

родителейдабы  избежать  исполнения пророчества, однако, не понимая связи

явлений, как раз способствует его исполнениюУбежденный  в том, что он сын

Полиба  и Меропы, Эдип покидает Коринф и отправляется в ФивыОдна из самых

впечатляющих сцен -- та, где он  кружится на до-рогеОн встречает на  пути

какого-то знатного мужчину, восседающего на запряженной лошадьми  колеснице.

Эдип не желает  ему уступить дорогу  и слышит угрозы: "Если ты  не сойдешь с

дороги, я прибегну к силе!" Эдип издает  пронзительный крик и убегает, слуги

его преследуютВ порыве  ярости он  убивает их  одного  за  другимзатем

возвращается, издевается над сидящим в колеснице старцем и наконец убивает и

его.

     В  Фивах  тем временем царит  моровая язва, которой никто  не  в  силах

победитьЧудовищный  сфинкс --  получеловекполузверь  с  божествен-ными

чертами  -- говорит: "Бездна  в  которую ты  погружаешься,--  в тебе самом".

Никто не понимает, почему город посетила беда. На вопрос Креонта дельфийский

Оракул отвечает:  "Человекжертвой  которого  пал  Лайживет  в городе".

Ясновидящий Тиресий добавляет: "Если захочешь узнать. узнаешь". Ни  о чем не

подозревающий  Эдип, не  ведаячто  он сам  всему винойжелает отомстить

виновному. Ясновидящий говорит на это: "Ты не должен распознавать свою суть,

ибо  не сможешь  этого вынести". Эдип готов узнать  у Тиресия  о  виновнике.

Иокаста  смеетсякогда Тиресий продол-жает:  "Я вижу  вещи в  их  истинном

светеВеликое несчастье, что  тебе  дано отгадывать. В тебе говорит страх.

Родители  -- твое несчастье. Чужак и все же  рожденный здесьДети, отец  и

братженщина  -- мать, так  решено бога-ми". Иокаста говорит ясновидящему:

"Это все ложь... людям не  дано ви-деть будущее".-- Эдип (позднее): "Страшно

это знать" и  "слишком много я уже знаю", в  то время как Иокаста продолжает

упорствовать: "Я не хочу  этого слышать. Лучше не знать". Следует  признание

слуги:  "Лучше  бы ребенок умер. Я должен был это сделатьОн родом из дома

Лая, Иокаста дала его мне, чтобы я его убил".

     Таким образом, открывается тайна. Иокаста вешаетсяа Эдип лишает себя

зрения: "Я не могу видеть  мир, глаза, которые  не смогли разглядеть правду,

ослепли, словно  от резкого света. Я грешен и в то же время безгре-шен, ведь

не знал я; совершил, не зная что совершил".

     К  концу  фильм  переносится  в  наши  днисовременный  Эдип  идет  в

со-провождении летящего ангелаисполненный той трагической боли, что вновь

и  вновь  выпадает на его долю. Всякий из  нас  --  Эдип, если, казалось бы,

самые благие отношения приводят нас ко злу.

     В беседах со студентами становится очевидным, что судьба Эдипа касается

нас  всехнесмотря на  все усилия разума в XIX  и XX  вв.,  мы зачастую не

ведаемчто творим, не  знаем, какие  мотивы  побуждают  нас к действию. Мы

полагаемчто  можем  избежать  несчастья и  позволяем ему беспрепятственно

приближаться. Подобно  Эдипу, мы не знаем, по какому  пути идем. и кто  тот.

кого  мы  на нем встретим. Многие  слова  из фильма Пазолини звучат  для нас

знаменательно: "Все важно ... Увидев одного, можно заключить о другом ...  Я

заставил себя забыть ... Учись смотреть, тогда распознаешь ... Со множеством

понятиймы  ничего  не понимаемисполненные  грехов  -- безгрешны, таков

каприз богов".


<<Назад Начало Вперёд>>