ребенка в уважении, в полном любви участии и нежности отношений с родителями

по тем или иным причинам  не  удовлетворя-лись. В этом  многообразная полная

душевных травм предыстория  людей  с  наркотической зависимостью удивительно

похожа на  предыс-торию делинквентных личностей и психосоматических больных.

Это все те же драматические причинынехватка добра и/или чрезмерность зла,

вреда, оскорблений.



     Терапия


     Какие   же  терапевтические   выводы   следует   сделать,   исходя   из

выше-сказанного? Общий вывод  таков: масштаб и форма психического нару-шения

требует  соответствующих  трудоемких  и   длительных   психотера-певтических

мероприятий. Сложности  начинаются  с  общей  проблемы  создания  основы для

терапевтического  союзаЭто  требует максималь-но  демократической, полной

взаимного  признания, манеры поведения, на  базе которой могут  установиться

прочные и  абсолютно искренние  отношенияРазумеетсясам  союз  дефицита

детства устранить  не может. Но негативный  детский  опыт  может  быть лучше

понят. И уже одно это способно помочь.

     При  этом  строгие  рамки  медицинского стационарного учреждения  много

предпочтительнеечем  амбулаторная  врачебная   или  психоте-рапевтическая

практикаАтмосфера   дружелюбного  понимания   дает  большие   шансы   для

выздоровления, чем даже лекарственная терапия. Пациенты относятся к врачам и

психоаналитикамкак  и  ко  всяким  лю-дям "с  авторитетомс недоверием,

поскольку   последние  очень  далеки  от  реальности  больных   наркоманией.

Альтернативные и нетрадици-онные методы лечения скорее достигнут своей цели,

чем  ортодоксаль-ный  нозологический  подход. Симптоматические  методы такие

пациенты   отвергают,   поскольку   относятся  к  ним  как  к  своего   рода

"дрессировке".  очень   напоминающей  имидущее  из  детства  приучение  к

покорности  и  казарменной  дисциплинеВ соответствии  с  обстоятельствами

необхо-димо  вскрывать  внутренние  и внешние  составляющие  наркоманической

проблемыСюда относятся и  жестокие  реалии  ориентированного на  успех  и

потребление общества, и слабости и страхи самого пациента, идущее из детства

стремление быть  воспринятым, наряду со склон-ностью  причинять  вред самому

себе и другим.

     В  отношениях с лицом страдающим  наркотической  зависимостью  рано или

поздно начинает сказываться тот разрушительный потенци-ал, который ранее был

связан с отношениями употребляющегд  н"ужо?.  тики и самим  наркотиком? Если

оба  участника будут избегать этого ас-пекта  в  своих взаимоотношенияхто

дело  закончится  ничемт.екаждый  останется  "при  своих интересахи

никакого лечения не будет. Если же терапевт учитывает подобный ход событий и

вполне допус-кает появление и проявление разрушительной  агрессии, даже если

она направлена против него, и поддерживает пациентато деструктив-ные силы

шаг за шагом  могут  быть взяты под контроль и интегриро-ваныТерапевт при

этом должен  вовремя  отслеживать  свои  чувства  по  отношению  к  пациенту

(досада, гневстрах, стыд и  т. д.), сигнализи-ровать  о них или  находить

уместный для конкретной ситуации ответ. Это возможно лишь в том случае. если

терапевт  понимает своего  паци-ента  и  разделяет  с  ним  его  переживания

(Joining от "to join" -- связы-ваться, объединяться).

     Однакотерапевт  не  должен  удивляться  возможным  рецидивамкогда

пациент  опять предпочитает  ему наркотик. Следует  перетерпеть содержащееся

здесь  обесценивание  и  интерпретировать  это  как расще-пление на  хорошие


<<Назад Начало Вперёд>>