свое удовольствие. Культурные учреждения, защищая людей, урезают, однако, их

элементарные    инстинкты,    оттого    и    возникают    эти   преслову-тые

"неудовлетворенности" культурой.

     Вероятно, все мы можем согласиться с  Фрейдом. Во всяком  случае я могу

констатировать,   что   пациенты,   обращающиеся  сейчас   за   помо-щью   к

психоаналитикунеизменно  свидетельствуют, что их  воспитание протекало  в

строгой  религиозной  --  католической  --   или  иной  строгой  обстановке.

Сексуальность  и  наслаждения  в их семьях  были строго-настрого  запрещены.

Поэтому сексуальные желания связывались с чув-ствами вины, стыда и т. д.

     Другим   пунктом  является  проблема  агрессивностикоторую   мы  уже

рассматривали в рамках психоаналитической теории личности  (см.гл.V.2.1.), и

в  этом смысле общественные учреждения оставляют чело-веку мало возможностей

"выхода",  за  исключением  войн, которыекак  показывает  историяточно

эпидемии охватывают целые страныпоскольку  у людей появляется возможность

совершенно "легально" убивать, мучитьуничтожать, сеять  за собою смерть и

разрушение.

     Фрейд задается вопросом: "Какое  средство  есть у  культуры  для  того,

чтобы  тормозить  направленную  против нее  агрессию?"  (1930.  S. 482).  Он

отвечает   на  этот  вопрос  такагрессивные   стремления  унич-тожать   и

непосредственно наносить вред  другим  подавляются точно так же -- физически

или психически,-- как и сексуальные влечения. Ценой этого является вторичное

"отречение от влечения" (Triebverzicht).  Если употреблять выражение  Фрейда

1, отречение, стимулируемое  в  челове-ке культурой  после того, как она уже

провела-подавление сексуаль-ности, как "первичного отречения от инстинкта".

     Чтобы  избежать  связанных  с  этим  неудобств,   созданных  обществом.

культура предоставляет  "болеутоляющие  средства" такиекак  развлече-ния,

множество заменителей, как-то: эрзац-удовольствия и наркотики.

     Выигрышем от  двойного подавления (сексуальных и агрессивных  влечений)

является развитие  культурного  прогрессаа именно  --  в ду-хе Маркса  --

"культурной надстройки", вроде науки и искусства. Еще одним достижением стал

во многих  отношениях сомнительный прогресс цивилизацииСюда относятся все

связанные  с техническими достижени-ями улучшения  материальных и социальных

условий  общества,   вместе  с  учреждениями  общественной  безопасности   и

многочисленными успе-хами в области обслуживания, к которым можно причислить

и образо-вание, и наличие свободного времени.

     В споре между природой  и  культурой возникает  дилемманереша-емая в

контексте противоречий человеческой жизни. Еслис одной сто-роны, были  бы

удовлетворены все сексуальные и  агрессивные потреб-ности, как того  требует

природа, то тогда мы жили бы, как  животные, и отказались бы от  всех плодов

культуры, цивилизации и прогрессаЕсли же, с другой стороны, мы подчинимся

всем требованиям культу-ры, будем строго придерживаться норм морали и  этики

и  соблюдать  все запреты судебных  инстанций  и  государственного контроля,

тогда, сле-дуя неизбежной логике, мы  все заболеемпоскольку в этом случае

при-родное естество в нас будет целиком и полностью подавлено.

     Господствующие  общественные  отношения  в  связи  с  географичес-кими,

историческимипроизводственными  и политическими  условиями  принципиально

изменчивы и  в  соответствии  со степенью  подавления  инстинктивной природы

могут расцениваться  как  более  или менее сво-бодные  и  "великодушные" или

более или менее подавляющие и запрети-тельные. Читатель вполне может  и  сам

оценить современное общество, в котором он живет. Лично я придерживаюсь того

мнения, что до  сих  пор управлять людьми в тех областяхгде должно  иметь

место критическое сознание и личное решение, пытаются с помощью запретов. Но


<<Назад Начало Вперёд>>