ему: "И не стыдно тебе!". Ребе-нок неизбежно свяжет свою радость от успеха с

горьким стыдом, что впоследствии может легко повториться в сходной ситуации.

     То. что в  действительности психоанализ непростительно упустил, так это

телесность. Психоанализ ведет речь со ссылкой на представле-ния и  фантазии,

а  тело при этом остается, фактическине у  дел. Тем самым повторяется то,

что многие  из  наших пациентов  пережили  от  ро-дителей, будучи детьмиа

именно  -- слабую  заботу о своем теле. Каким  же  образом пациенты научатся

находить  в  психоанализе  правильное  отношение  к  своему  телуесли  на

психоаналитической   кушетке   повторя-ется   их  детский  опыт  "утраченной

телесности".

     Оставляемые  психоанализом   пробелы   заполняются   иными   метода-ми,

непосредственно концентрирующимися на теле: (Н. Becker, 1981;

     Stoize, 1984)  -- "концентративная двигательная терапия" (konzentrative

Bewegungstherapie);   (Fuchs,  1974)   --   "функциональное   расслаб-ление"

(funltionelle  Enspannung); (Lowen, 1975)  -- биоэнергетикаОднако  и сами

психоаналитики уже заметили свои упущения: Дитер Айке (D. Eicke, 1973) вынес

на рассмотрение идею "тело как  партнер" (Когрег  als Partner). Выступая как

тело в субъектной форме, мы имеем тело и  в качестве объекта. И здесь налицо

субъектно-объектные разно-гласия с телом (Subjekt-Objekt-Spaltung). Мы можем

любить или не-навидеть свое  тело, точно  так жекак  другого  человека,--

уважать его или презирать, хорошо или плохо с  ним обращаться. Эльмар Брэлер

(ЕВгаеЫег, 1986)  пишет о  "телесном существовании" (Koerperleben) как об

аспекте, упущенном  медицинойЗигфрид Цепф (S. Zepf,  1986) повторяет  эту

мысль  в   книге  "Тело  --   место  преступленияРасследова-ниеКритика

психоаналитической психосоматики". Лично я во вре-мена своего сотрудничества

в   психосоматической   клинике   занимался  вопросами  теории   и  практики

психосоматических нарушений (Kutter, 1980, 1984). Сегодня налицо усилившийся

интерес психоаналитиков к телук  образукоторый мы  составляем о  своем

теле, к его развитию, к нарушениям его функций.

     Ранние  опытысвязанные  с  теломвлияют  на  наши  переживанияв

особенностив связи с сексуальным  поведением, с отношением к здо-ровью  и

болезни. С определенной уверенностью можно сказать -- наша личность не может

быть  полной без телаЭто и имел  в виду Фрейдкогда писал в "Я  и  Оно"

(1923. Русский  перФрейд. 1989. с.  380):""Я" прежде  всего --  телесно".

Способ  обращения  нашей  матери  с  нашим телом (при  кормлении, ношении на

руках, уходе), в то  время когда  мы еще не пришли к  осознанию собственного

"Я", стойко влияет  на  отношение к нашему телу --  обращается ли она с нами

легко  и  сво-бодно или  судорожно  и  с  трудом. Расставив  новые  акценты,

психоана-лиз  сделал   устаревшей  дуалистическую   теорию  влечений   с  ее

ориен-тацией  исключительно  на   сексуальность  и  агрессивностьКонечно,

последняя и  сейчас  еще может  представлять достаточно  дифференциро-ванную

картину  человека  как  и  в   30-е  годыСексуальность  и  агрессив-ность

по-прежнему  важны. Но сегодня  в современном психоанализе мы  рассматриваем

дифференцированного  человека  как  живое  существоне  чуждое   страстей,

человека, находящегося  в "сети отношений" (Netz Веziehungen). на которые он

реагирует  и на которые влияет  в своей созна-тельной деятельности, имея при

этом бессознательные желания, фанта-зии и обилие чувств.


     Психоаналитическая теория идентичности


     В подходе Эриксона  к  идентичности (Identitaets-Lehre,  Е. Н. Erikson.

1950) структурная модель Фрейда рассматривается как учение  об идентичности,


<<Назад Начало Вперёд>>