страх и поддерживаю-щие  его побужденияболезненное чувство стыда, чувство

вины" рас-каяния, страх  наказания, преследования и, не в последнюю очередь,

сами угнетенные  влечения. Если эти влечения слишком напирают и защита из-за

этого становится порой  проницаемой, то  неприятный  опыт  может повториться

снова, когда часть инстинктов  доберется  до сознанияПримером такого рода

служит  фразапроизнесенная паци-ентом  после  незначительного  "прокола":

"Прости  грехи мои, распут-ный козел". В слове "распутный козел" (Hurenbock)

в концентриро-ванной  форме  содержится одновременно  как сексуальный  так и

агрес-сивный элемент.


     "Человек-крыса"


     О навязчивом  характере, в  котором угадывались  черты, свойствен-ные и

"нормальномучеловекуречь  шла  в  главе  V.  3.3.  Что  касается  ярко

выраженных случаев неврозов навязчивого состояния, то для "нормы" они  могут

показаться, напротивчуждыми. Известные приме-ры этих  неврозов, описанные

Фрейдом, это т. н. "человек-крыса" (1909) и "человек-волк" (1918).

     "Человек-крысастрадал  оттого, что  опасался, как бы  не  произош-ло

ничего плохого с его отцом и  одной уважаемой им дамой. Он посто-янно ощущал

навязчивый  импульс  перерезать   себе   горло  бритвойТо-гдашний  анализ

обнаружилнаряду со многими другими деталями, первоначальную, связанную  с

симптомоминстинктивную  сексуаль-ную   потребность   овладеть   женщиной,

устранить  отца  и, в  связи  с эти-ми предосудительными влечениями, желание

самостоятельно  наказать себя, перерезав себе горло. Необычайное прозвище --

"человек-кры-са"  --  закрепилось  за  пациентом оттогочто  у  него  была

фантазияналичие  которой  он  смог   установить  лишь  после  преодоления

величай-шего сопротивления, поскольку она казалась  ему самому причудливой и

чуждой:  "Я  сижу  на  ночном горшке, в  котором  находятся  крысыкоторые

вонзаются в  мой зад".  В  момент, когда пациент открыл это психоаналитику у

того промелькнуло  предположение, что это странное происшествие относится не

к пациенту, а к его отцу, в смысле реакции мести за то, что, как предполагал

пациент, отец  возражал бы против удовлетворения  его сексуальных желаний. Я

думаю, что читатели сами  смогут  закончить эту  интерпретацию. Читая многие

фрейдовские тол-кования, у меня самого складывается впечатлениечто  порой

они  про-истекают  скорее   из  фантазии  самого  Фрейдачем  следуют   за

ассоциа-циями пациента.


     "Человек-волк"


     В  психоанализе  стал  очень известен сон  "человека-волка"  (Traum vom

"Wolfsmann"). "Человек-волкнаблюдает в  открытое окно множе-ство  волков,

которые неподвижно сидят на дереве. Анализ  установил в интерпретации  этого

сновидения  скрытые  и   осуждаемые  сознанием  гомосексуальные  желания  по

отношению к отцужеланиякоторые  достигают  своего  апогея в фантазиях,

полных сладострастия, наряду  со  страхом  совершить коитус  с отцом подобно

женщине.

     В  связи  с  этой   фантазией  имело  место  воспоминание  о  волнующем

переживании детства: маленький мальчик наблюдал сзади моющую пол няню Грушу.

Это  его  сильно  возбудилоДальнейшие ассоциации с  вос-поминанием вели к

фантазии  о  томчтобы  увидеть страстно совокуп-ляющихся  родителей --  в

действительности  или лишь в  фантазии, оста-валось под вопросом. Эта тн.

"первичная сцена" (Urszene) пугала и  возбуждала ребенка настолько, что  он,


<<Назад Начало Вперёд>>