находясь  под  влиянием внут-ренних  запретов  на  точтобы  увидеть нечто

подобное, отгонял от себя  все связанные  с этим мысли  и чувства. Последнее

удалось  ему  ценой целого  ряда невротических  симптомов, которые  особенно

манифестно проявились в совершении религиозно окрашенных действий. Подоб-ное

часто приводит к характерным комбинациям, вроде высказыва-ния моего пациента

-- "Прости мне грехи мои. распутный козел",--  например.  "Бог и  кал" (Gott

und  Kot) или "Бог  и свинья" (Gott und  Schwein); комбинации, которые ввиду

строгих  запретов  на подобные кощунственные выражения  неизбежно влекут  за

собой соответствен-ные покаянные действия.

     До сих  пор важная в образовании будущих психоаналитиков пока-зательная

история  о  "Человеке-волкебыла  критически  дополнена  в  более  поздних

публикациях  (Gardiner, 1972;  русский  перевод см. Человек-волк  и  Зигмунд

Фрейд. Киев.  1996).  С  психологической  сторо-ны  эту историю  избрали как

пример  того. что  психоанализ  ни в  коем  случае  не  в  состоянии  научно

объяснить  невротическое поведение  (Perrez,  1972).  Действительноанализ

Фрейдом случая "человека-вол-кавыявляет  на современный взгляд целый  ряд

недостатков. Скорее  всего  Фрейд  находился под  чересчур сильным  влиянием

господство-вавшей  над  ним  в  то  время  теорией  эдипового   комплекса  и

рассматривал  многослойный   материал,   предоставляемый   ему   пациентами,

преимуще-ственно в этом духеРоль покинутого ребенка, ищущего компромисс с

помощью горничной и других слуг, была распознана столь же недос-таточно, как

и социальная проблематика отношений  между барчуком и зависимыми от помещика

работниками и прислугой. Проблематичным остается  вопрос --  соответствовало

ли действительности толкование, данное Фрейдом "волкамкак символу скрытой

за этим сексуальности родителей в прародительской сцене, или ближе  к истине

были другие интерпретации. Поэтому случай "человека-волка" вообще не годится

в  качестве доказательства "заи  "против" психоанализаСравните  так-же

"Разговоры" с человеком-волком" (Obholzer. 1980).


     Дальнейшая казуистика


     В связи с этим я предпочел бы вернуться к личным клиническим  примерам,

в которых я  сам  имею возможность перепроверить собствен-ные  интерпретации

реакций пациента:

     42-летний  старший  преподаватель  испытывал  болезненную  потреб-ность

соблюдать ограничение  скорости  при  поездках  на автомобиле (при  этом  он

дополнительно наслаждался маленьким садистическим удовольст-виемкогда  за

ним  собирался  целый  хвост  автомобилей).  После  преодоле-ния внутреннего

сопротивления он вспомнил о гомосексуальных дейст-виях, которые он пережил с

соседским мальчиком, когда ему было шесть лет. Ему  удалось  установить, что

он  всегда  испытывал"желание овладеть сзади козой его  родителейПодобные

воспоминания   были   для   него   не  менее   шокирующими,   чем   импульсы

"безнравственноприкасаться к  стоящей  перед ним  школьнице. Он  вырос  в

религиозной  среде, в  которой  строго-настрого  были  запрещены  не то  что

сексуальные стремления, а просто любое  удовольствие. Уже одно представление

о  сексуальном действии  было  предосудительным  ("Кто смотрит на женщину  с

вожделением, тот уже  прелюбодействует с нею в  душе своей".  Матф.  5, 28).

Осознание шокировавших  его инстинктивных  порывов с помощью  психоаналитика

помогло ему впоследствии расценивать свои желания уже не как нечто скверное.

Дополнительный  опроспроведенный через десять лет, показал, что симп-томы

не возобновились.

     31-летний бизнесменимеющий  двух  детейиспытывал навязчивый страх


<<Назад Начало Вперёд>>