замечает, что же он делает, что он не выражает свои переживания, он может сделать шаг по направлению к тому, что является его естественными пере­живаниями. До того он похож на человека, стоящего на одной ноге и удивляющегося, отчего это одна нога так ус­тала, или на того, кто читает вслух книгу, которую держит в кармане, а потом недоумевает, почему это она не произ­вела на него должного впечатления.

Думается, что сокровенным вопросом в практике конти­нуума осознанности, который невозможно точно сформу­лировать из-за его утонченности, является разграничение между раскрытостью к переживанию и придумыванием переживаний. Одной из наиболее обычных реакций паци­ентов на то, что ему подсказывают, является самоосознание и вместе с ним желание достойно сыграть.

Наигранность обязательно является формой манипуля­ции это искусственная инициализация какого-то про­цесса или действия, а не распространение его сути. Выход из наигранности может начаться от осознания наигранности, ведущего к более утонченному определению быть про­дуктивным, интересным для терапевта, творческим, из боязни быть «тривиальным, из страха пустоты, душевного вакуума и психической смерти


П. :   Чувствую, что весь дрожу (пауза). Жду, когда придет в голову, что сказать, о чем рассказать.

Т. :  Вы думаете, что, не найдя одного переживания, вообще останетесь без переживаний?

П. :  От такой мысли мне даже полегчало. (Пауза). Вижу все, что там, вижу вас, чувствую, что сижу здесь и ничего меня особо не интересует... чувствую пустоту... чувствую, что мне легко... Мне не нужно избегать пустого чувства! Чувствую себя как на каникулах, где не надо ничего делать... я теперь на самом деле вижу вас. Я и забыл, кто вы... Чувствую себя ожившим.

Существуют элементы, имеющие особое отношение к вопросу о манипуляции, которые в основном проявляются при Гештальт—терапии группы, они настолько общи, что служат объектом рекомендаций. Вот главные:


Вопросы

Вопросы являются важной частью разговора в любом сеансе групповой терапии. Но не все вопросы являются важными. Многие вопросы (пустые вопросы) представляют собой дипломатичный ход представления взглядов спраши­вающего, выражение сомнения, способ высвечивания от­сутствия основы в чьих—то высказываниях и т.д. В общем, вопрос это форма манипуляции, направленная на выяв­ление ответа, не выражающая переживания спрашиваю­щего. Для спрашивающего же необходим ответ, чтобы лучше избегнуть переживание, в котором и коренится воп­рос.

Почему вы на меня сердитесь? = Вот теперь станет ясно, что у вас нет настоящей причины сердиться = Я прав = Можно перестать волноваться.

Почему вы не знаете этого? = Видите, как я вам помогаю и насколько я лучше вас = Я вам нужен = Мне нужно, чтобы я был нужен вам. Эту слабость я припрячу, чтобы быть таким, как мне нужно.

Он вам нравится? = Мне до чертиков хочется знать, смогу ли повидаться с ним, но лучше не буду проявлять личного интереса, и т.д.

Вопросы служат не только для того, чтобы замаскиро­вать переживание спрашивающего, но и чтобы «вытянуть» оппонета на ответ и тем удовлетворить манипуляторскую необходимость спрашивающего, вопросы уводят содержа­ние группового взаимодействия от терапевтической функ­циональности. По этой причине глубине обмена переживаниями в группе будет способствовать правило от­каза от вопросов (в особенности «почемучных»). Вместе с тем трудно обмениваться переживаниями, не задевая воп­росов, которые в свою очередь скрывают переживание. Как же здесь быть? Одним из выходов будет переделать вопрос в утверждение, например.:

О чем вы думаете? = Меня беспокоит, что вы чувствуете ко мне, и я бы хотел это знать.

А вы не думаете, что вы были правы? = Я вас вполне поддерживаю. Мне бы хотелось, чтобы вы не расстраива­лись.


Ответы

Большинство ответов представляют пассивную уступку чьей-то манипуляции и представляют ценность для отве­чающего или группы. Более того, они бесполезны и для спрашивающего, если его вопрос был пустым и выражал избегание. Однако это не касается содержательных отве­тов, т.е. переживаний, высвеченных вопросом. Значащим будет следующее двойное правило:

1. Вопрошаемый должен быть свободен, отвечать или нет, по своему усмотрению.

2.  Безотносительно, ответит он или нет, он передаст свое отношение: «Вы спрашиваете, а я отвечать не буду» или: «Ваш вопрос затронул меня за живое, и я боюсь на него ответить», «Восхищен постановкой вопроса, с удовольст­вием с вами подискутировал бы как-нибудь в другой раз» и т.д.


<<Назад Начало Вперёд>>