ремонт трещин на лобовом стекле юао

Коснувшись важности теорий и предвидения в психоте­рапии, следующие два раздела главы я посвящу особым вопросам в отношении прошлого и будущего.

Обращение к Прошлому

Наши воспоминания принадлежат прошлому, но не на­ходятся в прошлом. Воспоминание это действие, кото­рым мы заняты сейчас, которое может в зависимости от обстоятельств по—разному мотивироваться. Можно вспо­минать об удобствах и защищенности или культивировать детский образ себя (с соответствующими детскими отноше­ниями) из—за опасения не справиться по—другому с окружа­ющим. Можно возвращаться в прошлое все снова и снова, желая изменить или дополнить ситуацию, оставшуюся не­завершенной. Можно быть вовлеченным в исследование своего прошлого, твердо веря в психоанализ, уверяющий, что таким образом можно изменить настоящее.

Перед Гештальт—терапевтом часто возникает выбор: уг­лубить ли контакт пациента с воспоминаниями или же пол­ностью исключить касания прошлого. Иногда он пользуется двумя путями сразу: позволяет пациенту спон­танно отдаться воспоминаниям и, когда такое желание пол­ностью исчерпано (что не часто бывает при обычном воспоминании), просит пациента больше не возвращаться к прошлому.

Как и в случае с мечтами и фантазиями о будущем, в Гештальте существует свой подход и к прошлому, который я предложил называть презентификацией (восприятие прошлого с точки зрения настоящего)1*. Посредством обыг­рывания пациент снова ставит себя в ситуацию, воспоми­нания о которой преследуют его, и управляется с ней, как если бы она была в настоящем. Терапевт может помочь ему в отношении открытости и осознанности касательно воображаемой ситуации точно так же, как помогает пациенту в реальной ситуации данного момента.



1*Мне доставило удовольствие, что Фритц воспользовался термином из моей статьи


Обыгрывание прошлых событий не является новым для психотерапии. Воспоминания спонтанны во сне и иногда под гипнозом, ими можно пользоваться при исследовании инстинктов в психологической реставрации. Добровольные воспоминания о детстве или травматических событиях взрослого состояния применяются в гипнотерапии, в нарко­гипнотических приемах и в связи с приемом некоторых препаратов: амфетаминов, барбитуратов, MDA, галлюци­ногенов. Кроме гипнотических и фармакологических наве­денных состояний, каждое очистительное переживание, относящееся к связи с прошлыми событиями в психиатрии, вызывает поток воспоминаний можно даже сказать, что работает вся память.

Несмотря на неизбежность наблюдения в психоанализе, что лечебный эффект воспоминания параллелен степени его эмоциональности, а это, в свою очередь, соответствует степени задействованности (т.е. участия) как противовесу воспоминания, очевидный практический шаг к максимали­зации такого эффекта так и не был предпринят в психоана­лизе: прием драматизации как средство поддержки чувственной осознанности осознанно вспоминать через обыгрывание эпизоды прошлого.

На Фритца это повлияло не столько из-за его особого отношения к драматургии и к работе Морено, сколько из-за базовой техники дианетики Рона Хаббарда (как видно из его вступления к докладу по дианетике д-ра Винтера 2*. Как пишет в своей книге Хаббард, его техника «возвращения» представляет собой практику, способствующую трениров­ке чувственного и эмоционального воспоминания в проти­вовес чисто интеллектуальной, обратной памяти. «Стать» ребенком вновь в такой-то ситуации прошлого и сказать папочке, что не сумел сказать ему в реальности, по экс­прессивности может быть гораздо сильнее, чем простое описание или отражение вспоминаемого события.

Между тем к технике возвращения Гештальт-терапия добавляет два новых элемента: прием идентификации со значительным в прошлом преувеличение моторного аспек­та обыгрывания вне простой субъективной идентификации.


2* Винтер Дж А   «Доклад врача по дианетике» (Нью Йорк   Джулиан Пресс, 1951 г)


Доводом для обыгрывания роли других является то, что «другие» в «реальности», как и во сне, воспринимаются в неко­торой степени как наши собственные проекции. Это особенно верно для случаев воспоминаний о детстве, об образах родите­лей о чем свидетельствует психоаналитическая литература.

Вся важность воображаемого прохождения через мото­рику вспоминаемой сцены может быть понятна из факта тесной связи между действием и эмоцией, а также из прин­ципа завершенности действия, принципа, что абстрактное воспоминание удовлетворяет лишь частично.

Важным является и вопрос стратегии: когда терапевту следует настаивать на том, чтобы пациент обратился к про­шлому, а не к настоящему?


<<Назад Начало Вперёд>>