Там и Тогда (Лен)


Лен : То, в чем я хотел бы разобраться и над чем пора­ботать, является для меня очень важным, с чем я справля­юсь... которое я подавляю вот уже семь недель на занятиях, которые посещаю. Я не говорил об этом на занятиях и даже не думал идти сюда, поскольку это настолько личное, что­бы вот так выставлять его на потеху. Но, с другой стороны, для меня это так важно, что хотелось бы разобраться, взглянуть как бы изнутри, почувствовать то, что продолжа­ет меня мучить необходимость сделать, наконец, выбор, пусть хоть в следующем году.

Я : Одним из путей противостояния конфликту в Геш-тальте это дать голос каждой из конфликтующих сторон. Представь прямо сейчас, что ты хочешь расстаться с упоря­доченностью. (Он, конечно, описал мне свое затруднение, поэтому я не настаивал на этом перед всей группой). Гово­ри только с этой точки зрения. Обращайся к нам или к самому себе, безразлично.

Лен : Чувство желания уйти, которое у меня сейчас, напоминает прилив, который все прибывает и прибывает, я чувствую, как меня все больше что-то подталкивает. Чув­ствую, что я хочу этого. Стиль моей жизни отличается от стиля других людей, и я хочу, чтобы именно так оно и было. Меня ругают за то, как я живу, говорят, что это неправиль­но, нетипично. Часто я задаю себе вопрос, а почему я дол­жен быть, как все. Можно было бы привести много хороших доводов, но главное, почему мне хочется уйти от всего это­го, в том, что я тогда буду более свободен делать, что мне хочется.

Я : Ну, так давай, начинай. Скажи: «Хочу уйти, изжить все старое».

Лен : Хочу жить. Хочу делать все так, как я хочу. От­вратительно; меня достало все, что я должен делать. Чув­ствую... (пауза).

Я : Что такое?

Лен : Я хотел переключиться и сказать: «Да, но с другой стороны...»

Я : Ты должен был переключиться сразу же после «меня достало». Можешь еще усилить свой гнев?

Лен : Могу. Вот он гнев, я весь им повязан, мне все больше и больше хочется уйти, меня достало все, обраще­ние настолько сильно, что даже... Говорят, ну, постарайся, потерпи еще. Да плевать я хотел на них, я им всем скажу...*

Я : Вот и наплюй, прямо сейчас.

Лен : Никто из вас не может оценить, никто даже не способен жить на глубокой межличностном уровне чего я хочу и чего я добьюсь. Каждый раз, когда я начинаю об этом, вы говорите: «Ну, не каждый на это способен, поэто­му и не стоит этим забивать себе голову». А я вам: «Ну, и пошли выСтоит только послать вас, вы тут же бежите: «А не войдешь ты в такой-то комитет, чтобы помочь нам изме­ниться и опять засасываете меня обратно. Так было уж три или четыре раза за последние пару месяцев, ну и начи­хать мне на все. Все ваши крутые пришли на собрание, чтобы изменить что-то, а я вам прямо сказал, что дерьмо это все. А вы мне: «А может, ты нам поможешь, критикуй нас в конце каждого собрания, наверное, мы не то делаем, а ты нас научишьНу, я им и высказал, что меня тошнит от всего этого, а вы мне опять: «Поможешь намГоворю, меня не было три дня, и вы тут такое дерьмо устроили, а вы: «А ты войдешь в комитет по образованию, чтобы помочь нам изменитьсяИ ребята на меня давят, я вроде, ну это, большая надежда, и если я не останусь, если я, если я уйду, я вроде бы это, брошу их на произвол судьбы.

Я : Давай послушаем другую сторону ту, что желает остаться.


* За 17 лет своей практики я хорошо знаю, как пациент умеет перекладывать ответственность за свои поступки на других, выбирая, что лучше быть послушным и обиженным, чем необиженным и свободным. Его засасывают «они», он не чувствует своего собственного порыва и своей решимости. Последняя фраза говорит, насколько он далек от роли, которую только что исполнял: его прельщают предложением власти и таким образом связывают, он становится послушным и безвластным.


Лен : В желании бросить есть еще для меня важное. Кроме этого, всего этого дерьма, я хочу на занятия по пси­хологическим конфликтам, там есть одна девчонка, кото­рая мне очень нравится, и я ей тоже. Мы вместе заканчиваем ординатуру. Будет здорово пожениться и ра­ботать вместе. Это я к тому, чтобы бросить все *.

Я : Теперь ты убеждаешь нас, что хочешь остаться. (Смех в группе)*3.

Лен : Мне и так досталось, когда я убеждал себя.

Я : «Я от своих слов не отказываюсь»... (смех).

Лен : Да. Я должен остаться, потому есть еще кое-что, если я брошу все и уйду, что тогда будет? Наверное, есть шанс все изменить, сделать его лучше, сделать его сто­ящим. У меня здесь внутри есть определенная свобода, что­бы поступать так, как я хочу, без семьи, без детей.

Я : (Подражая ему) «Не так уж и плохо».

Лен : Не так уж и плохо. Да. Но, вероятно, самой глав­ной причиной и я не могу скрыть этого


<<Назад Начало Вперёд>>